четверг, 26 Мая, 2022

Подробно

Как Каримов назначил оппозицию самому себе

Эркин Карлук
02.02.2005 - 21:13
Как Ислам Абдуганиевич Каримов назначил оппозицию самому себе и как ему захотелось порулить национальным законодательством соседнего Казахстана В Узбекистане произошла очередная административная «революция». Избран двухпалатный парламент (как представляется, придумать более несуразное для такой унитарной по собственной Конституции страны, как Узбекистан, невозможно. Состоялось и совместное заседание Законодательной (нижней) палаты и Сената (верхней палаты) Олий Мажлиса - парламента Узбекистана 28 января с.г. Все прошло по накатанному: и речь президента, в очередной раз призвавшего к «реформам» в его понимании, и выступления верноподданных депутатов. И избрание автора нескольких сверхльстивых панегериков в честь И.Каримова – 72 (!)-х летнего ректора финансового института Мурада Шарифходжаева председателем Сената. Но и было нечто новенькое. Полностью в духе примитивных технологий и такого же мышления узбекского «белого дома – белого дворца», была разыграна мизансцена появления в парламенте т.н. «оппозиции его величества». Во время обсуждения кандидатуры действующего премьер министра Узбекистана (которого новому составу парламента предложил переутвердить И.Каримов), председатель фракции народно-демократической партии (он же первый секретарь этой партии) А.Рустамов заявил, что его фракция намерена быть «парламентской оппозицией». Сие заявление почему-то не вызвало достаточного внимания и оживления в зале. Ибо нравы Ташкента сегодня таковы, что само слово «оппозиция» - уже повод начать расследование в отношении это слово произнесшего и обвинить его в терроризме. Как сидели с каменными лицами большинство депутатов, так и остались сидеть. Тогда пришлось самому автору этой ситуации - президенту попытаться объяснить залу и (больше) присутствующим на заседании парламента главам дипломатических миссий о некоем политическом «прорыве» в его стране. Но заявивший о своей «оппозиционности» председатель фракции народно-демократической партии Рустамов долго не мог понять, чего же хочет от него президент помимо разрешенных ему для произнесения слов по бумажке. Пока президент прямым текстом не подсказал ему о своем видении «оппозиционности» этой фракции. Такое видение было воспринято руководителем и депутатами этой «оппозиционной» фракции с величайшим почтением как руководство к действию. А именно, как потребовал президент, примерно сказавший следующее: «Фракция либерал-демократов Узбекистана (может быть, друзья Жириновского? – прим. автора) получила 41 место в Законодательной палате и может претендовать на то, чтобы быть ведущей политической силой. Но голоса членов этой фракции не могут быть решающими при рассмотрении законопроектов, когда для принятия положительного решения необходимо большинство в 61 голос, и при решении конституционных вопросов, когда требуется не менее чем трети голосов. Никто не будет возражать, если ваша фракция возьмет на себя роль парламентской оппозиции». Иными словами, «оппозиционерам» недвусмысленно дали понять, что их роль – приплюсовывать голоса их депутатов к голосам депутатов – либердемократов для принятия нужных «хозяину» решений. Руководитель фракции народно-демократической партии робко добавил, что, дескать, на последнем съезде его партия приняла решение, что в Законодательной палате она «будет представлять левое крыло». По его словам, «либерально-демократическая партия, как партия предпринимателей, представляет интересы работодателей. А мы, вторая по численности парламентская фракция, получившая 28 мест из 120, представляем интересы людей наемного труда». В таком случае, впору бы задуматься рядовым членам народно-демократической партии (наследницы лучших традиций Коммунистической партии Узбекистана, и говорю это без ерничанья) о следующем: как же получилось так, что малоимущие (а их 90 процентов из числа населения страны) проголосовали не за выразительницу своих интересов – партию г-на Рустамова, а за партию работодателей? Тем более, что сам президент Каримов сказал, что идеология народно-демократической партии «опирается на малоимущих»! Да, впору бы задуматься рядовым членам этой партии о том, кто ими руководит в этой партии. И как получилось так, что представляющая, по словам г-на Рустамова, интересы людей наемного труда эта партия получила почти в два раза меньше голосов, чем либерально-демократическая партия, по словам того же г-на Рустамова, партия, «представляющая интересы работодателей». Не повод ли это для того, чтобы низовые парторганизации народно-демократической партии Узбекистана, рядовые ее члены потребовали незамедлительного проведения пленума своей партии с единственной повесткой дня: об итогах выборов в парламент и об ответственности лидеров своей партии за явный провал на этих выборах? И как же, интересно, не обладая достаточным числом голосов в парламенте, г-н Рустамов собирается, как он говорит, «защищать интересы малоимущей части населения Узбекистана и постараться, чтобы принимаемые в новом парламенте законы не проходили гладко и единодушно, если они не будут отвечать интересам наших избирателей». Тем более, что в одночасье оказался «либерал-демократом» и премьер-министр страны, и многие чиновники в правительственных структурах. В качестве постскриптума к этой теме можно упомянуть, что заявления г-на Рустамова об «оппозиционности» не убедили даже 28 депутатов его собственной фракции. При голосовании единственный кандидат на пост премьер-министра г-н Мирзияев был утвержден практически единогласно. Только один голос был подан «против» - неужели это голос самого г-на Рустамова? Тогда «безумству храбрых…» Реализовав еще одну свою «стратегическую задумку-«загогулину» в виде создания двухпалатного парламента, Президент Узбекистана, кажется, решил вплотную взяться и за «совершенствование» законодательства соседних государств. На состоявшейся после заседания парламента пресс-конференции он гневно обрушился на руководство и парламент соседнего Казахстана. Он фактически обвинил их в игнорировании «борьбы с терроризмом». Естественно, .в том понимании, которое вкладывает в это понятие сам Ташкент. Даже название обсуждаемого в казахстанском парламенте проекта закона "О противодействии экстремизму" вызвало гнев президента Узбекистана. Мыслящему категориями непрерывных боев и фронтов Ташкенту хотелось бы, чтобы казахстанский закон тоже назывался «борьбой с терроризмом». Но как-то невдомек руководству Узбекистана, что в соседнем Казахстане, в отличие от них, уже начинают мыслить категориями гражданского общества, а постулатами автократий. В качестве дополнительно комментария – опубликованные в ТРК "31 канал" высказывания политиков касательно данной темы. Бывший председатель совета безопасности Казахстана Балташ Турсунбаев считает, что «ошибочная политика президента Каримова по ограничению гражданских прав и свобод провоцирует проявление экстремизма в Узбекистане. Но свои ошибки признавать никто не любит, поэтому и появилось такое заявление». На его взгляд, «на здоровое казахстанское общество терроризм и экстремизм перекладывать нельзя. Терроризм ему (И.Каримову – прим. автора) надо искать у себя на родине, у себя в Узбекистане". Трудно не согласиться с итальянским экспертом по Центральной Азии, журналистом и политологом Фабрицио Вильямини, заглянувшим в проблему глубже. Он считает, что сегодня «Узбекистан в силу политики, которую проводит элита в Ташкенте - это проблема для региона. Это еще ничего, все впереди - проблем будет больше и больше. Эта система, направленная на провал вообще". Даже страшно представить, что Ф.Вильямини может оказаться правым.
Невзоров медленно, но верно перевоплотился в иуду
Левон Арзанов
В ООН призвали обеспечить доступ на мировые рынки для продуктов из РФ
Отдел информации
США ищут способы вывезти украинское зерно и поживиться удобрениями
Отдел информации
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования