четверг, 2 Декабря, 2021

Подробно

Парадокс «правого» − «левого»

Алексей Сокольский
22.11.2021 - 14:00
Парадокс «правого» − «левого»

Почему европейские «центристы» гнобят Россию

 

После 1968 года в современном мире произошли удивительные вещи. Партии «правого» толка окончательно исчезли к концу XX века и везде раскинулось царство «левого» сектора. 

 

Внутри евро-американского сообщества весомых политических организаций роялистского, религиозно-идеалистического, антиэволюционистского, антипрогрессистского и традиционалистского толка практически не осталось. Иногда мелькают в СМИ краткие информационные сообщения о небольших группах подобного типа, совершенно маргинализированных и выведенных за пределы политических систем всех стран, вписанных в «цивилизацию Запада».

 

Казалось бы, что вопрос, который я пытаюсь рассмотреть, имеет абстрактное значение и к сугубой реальности отношения не имеет. Однако это далеко не так. 

 

Для России важно четко представлять, с какими политическими силами она имеет дело на международной (прежде всего, европейской) арене и без ошибок различать мнимых и подлинных друзей и врагов.

 

Повторюсь, привычные нам (из учебника истории Нового времени) «правые» и «левые», появившиеся в Европе после Французской революции (1789-1799), ныне пребывают в состоянии небытия, а «правыми» и «левыми» именуют сейчас «правый» и «левый» фланги бывших типичных «левых».

 

Политическая культура постмодернизма разъела само понятие «политического», а также дефиниции «государства» и «партии», «левизны» и «правизны». Впрочем, и сама она стала возможной только после пожирания «классическими левыми» сферы политического на протяжении периода 1918-1968 гг., когда пали настоящие Империи (с монаршей властью волею Бога): Российская, Германская, Австро-Венгерская, Османская, а восторжествовали государства-«демократии» с республиканской формой организации власти (конституционные монархии отделять от нее не следует, ибо нет разницы, скажем, между избираемым или наследственным президентством, да и как называется эта должность тоже не столь важно).

 

Существенную путаницу в понимании политических процессов в Европе внесло появление фашизма в Италии и национал-социализма в Германии. «Левые» просто присвоили себе некоторые элементы традиционализма, окружив их совершенно революционной тематикой. Недаром тот же Адольф Гитлер думал называть свою партию «социал-революционной» и, лишь согласившись со своим соратником Рудольфом Юнгом, принял наименование «национал-социалистической рабочей».

 

Ни фашизм, ни национал-социализм не собирались возвращаться к традиционному монархизму, основанному на сакральном христианском мировидении. Поэтому не случайно в этих движениях эклектически сплелись материализм (плюс «теория прогресса») и язычество с оккультизмом (для сакрализации власти «фюрера» (вождя) и «дуче»).

 

По тяге к разрушению «старого» порядка и фашисты, и антифашисты занимают позицию крайне левых среди левых. Антифашизм ныне — это превращенный фашизм, когда радикальный национализм замещается радикальным же интернационализмом. В принципе, это две стороны одной монеты, и нельзя отрывать аверс от реверса. Кстати, в качестве гурта вполне подходит небезызвестное движение BLM (Black Lives Matter).

 

Российская Федерация в XXI столетии выступает, пусть достаточно робко и не всегда последовательно, как носительница национальной государственности в мире международной политики. И неожиданно среди друзей ее находятся в основном политики «левого» и «правого» направлений. А вот «центристы» занимают позиции: либо вынужденного и сугубо прагматичного сотрудничества (с вечно кислой миной лица), либо холодного недоброжелательства, либо активной агрессии.

 

В мире Россия неплохо взаимодействует с режимами, которые СМИ привычно называют «левыми»: Никарагуа, Венесуэла, Куба, КНДР, но и достаточно просто договаривается с «правыми»: монархии Персидского залива, Египет, Мавритания. Однако с теми, кто примыкает к «центру», периодически возникают проблемы: Канада, Австралия, Эквадор и др.

О чем это говорит? Все достаточно легко понять, если мы примем точку зрения: «левые левые» и «центристы» — это креатура глобалистских кругов, а «левые правые» — это носители национального, оставшиеся наиболее близкими к ушедшим «классическим левым».

 

Наилучшим примером для подкрепления сего тезиса является ситуация в Германии. Только не следует обращать внимания на существующие наименования партий. Органически Россию не переносят немецкие «зеленые» — «левые левые», питающиеся идеями троцкизма и находящиеся на содержании «доброго дядюшки» Сороса. «Центристы», вроде ХДС/ХСС и СДПГ, могли бы и отказаться от сотрудничества с РФ, но они понимают опасность такого отказа для экономики, а потому, скрипя зубами, на данный шаг не решаются. Но в том, что они не против нам подгадить, чего-то сверхъестественного искать не надо. Майдан-2014 года в Киеве состоялся и победил при прямой поддержки Германии, Франции и США, где на тот момент, в политике рулили «левоцентристы». 

 

Кстати, а почему мы удивляемся, что украинских наци на Западе в упор не замечают? Ведь все логично. Укрофашизм близок евроцентристам по своей сути. Он глобалистичен, а не национален. Вы слышали от укронацистов хоть раз, что «Украина — это Украина»? Нет, они вопят: «Україна — це Європа!»

 

В Германии доброжелателями России выступают «Левая партия» и АдГ («Альтернатива для Германии») — «левые правые». И никого не должно вводить в заблуждение формальное отнесение их к разным слоям политического спектра. Обратитесь к их программам, там схожего гораздо больше, чем различий. 

 

А у «центристов» общего очень много (на том же программном уровне) с «левыми левыми». Да и дрейфуют они постоянно в сторону откровенного глобализма. Можете дополнительно взглянуть на ситуацию в политике Великобритании, Франции и Испании.

 

К сожалению, необходимо констатировать тот факт, что успехи на выборах в Германии, Британии или той же Франции «левых»-глобалистов являются красноречивым удостоверением полного превращения народа в этих странах в толпу. «Демократия» привела к уходу народа из политики. Он стал не субъектом ее, но объектом. Он разучился распознавать своих друзей и врагов, ибо толпа живет инстинктами, а не рассудком. И любая организованная сила, потрафившая инстинкту, теперь признается дружественной, а что творит она в действительности никого не занимает.

 

Отметим, что и все беды с мигрантами в Европе тоже проистекают из этого. Народы Европы добровольно саморазоружились и духовно, и политически.

 

В работе «Понятие политического» выдающийся европейский мыслитель Карл Шмитт писал: «Только бестолковый поверит, будто бы у безоружного народа есть только друзья, и на трезвую голову нельзя рассчитывать, что врага тронет отсутствие сопротивления… От того, что у народа нет больше силы или воли удержаться в сфере политического, политическое из мира не исчезает. Исчезает только слабый народ».

 

Давайте заявим прямо — Украина устремилась в зону, истекающую флюидами смерти. А России там делать нечего.

Левон Арзанов
Версия Юровского заново получила официальное утверждение
Андрей Мановцев
Кто оправдывает убийства женщин и детей
Руслан Устраханов
Минсельхоз: экспорт продукции АПК России стал рекордным
Отдел информации
Инвесторы «Мотор Сич» подали иск против Киева в Гаагский суд
Анна Пономарева
Вучич: Сербия сэкономила €1 млрд за счет газового соглашения с РФ
Отдел информации
«Газпром» пообещал оставить Молдавию без газа
Отдел информации
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования